Воскресенье, 19.11.2017, 09:27


Главная | В чем разница между структурой и системностью языка? - Форум  | Мой профиль | Выход
Вы вошли как    Прохожий | Группа   "Гости"    RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Сопутствующие области знаний » Страноведение, лингвистика и другие языковые науки » В чем разница между структурой и системностью языка?
В чем разница между структурой и системностью языка?
katarinaДата: Суббота, 23.02.2013, 10:06 | Сообщение # 1
Просто читатель
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Здравствуйте объясните  мне пожалуйста простым языком что такое системность языка и структура языка , в чем разница?
 
АдминДата: Суббота, 23.02.2013, 10:10 | Сообщение # 2
Легенда форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 5150
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Системность языкавыражается в таком явлении, которое можно терминологически обозначить как сверхряд, или гиперпарадигму. Гиперпарадигма включает как актуальные, так и потенциальные члены данного парадигмального ряда. Напомню, что парадигмой называется класс языковых единиц, объединенных определенным признаком; например, парадигма склонения в русском языке – это система шести падежей: от именительного до предложного. Словообразовательная парадигма – это совокупность всех слов, образованных от данного корня или включающих данную морфему (префикс, суффикс). Так, парадигма глагольной приставки “о” – все глаголы, образованные с помощью этой приставки. Обычная парадигма включает только единицы, входящие в языковую норму, представленную в грамматике или словаре. Гиперпарадигма (сверхряд, сверхпарадигма) включает также и потенциальные единицы данного класса, отсутствующие в норме, но входящие в систему. У каждого элемента словообразовательной системы есть своя гиперпарадигма, которая охватывает весь набор его возможных роизводных, способов сочетания с другими морфемами. Например, гиперпарадигма корня “молч/молк” включает все лексические единицы с этим корнем, как уже наличные в языке, так и потенциальные: молчание, умолчание, молчаливый, замалчивать, умолкать, молк, молчь, молчба, вымолчать, перемолкнуться... У суффикса прилагательных “лив” свой словообразовательный сверхряд: удачливый, расчетливый, приветливый, совеcтливый, запретливый, цитатливый, завистливый и т. д.
Русский язык гораздо богаче, чем мы его себе представляем и позволяем ему быть. Богатство языка – это его системность, которая интуитивно ощущается говорящими как творческая свобода, в том числе свобода словообразования. Однажды я выступал на радиостанции “Эхо Москвы” в передаче “Говорим по-русски”. Я привел ряд прилагательных с корнем “ход” и суффиксом “чив”: находчивый, доходчивый, отходчивый – и предложил слушателям образовать другие слова по той же модели. Ряд таких слов у меня уже был заготовлен: входчивый, сходчивый, подходчивый, заходчивый, уходчивый... Но я поразился тому, как свободно, разнообразно и осмысленно выявлялась системность языка в ответах слушателей, которые далеко раздвинули мой первоначальный список потенциальных слов. Передо мной распечатка их сообщений во время передачи. Приведу лишь несколько примеров того, как выстраивается сверхряд морфемной комбинации “ход-чив”: Мимоходчивые обидчики (Галина, СПб); Переходчивый – шахматист, любящий перехаживать (Дмитрий, Екатеринбург); Переходчивый депутат – из фракции во фракци (Виктор); Исходчивый народ моисеев (Самаритянин); Исходчивый – мужчина, имеющий право на репатриацию в Израиль, т. е. исход (Артем); Сходчивый – легко сходится с людьми (Ольга); Сходчивый – легкий в общении (Лариса); Сходчивый человек – компанейский, контактный, свойский (Виктор); Сходчивый – человек коммуникабельный, легко сходится во мнениях (Вера Демьяновна); Непроходчивый человек – толстяк (Маша); Заходчивый – навязчивый гость (Елена); Наша страна мореходчивая (Галина); Женоходчивый – бабник (Татьяна, Оренбург) и т. д.
Так выявляется в совместной проективной речевой деятельности системный потенциал языка, в данном случаев – словообразовательный потенциал морфосочетания “ход-чив”. Причем заметим, что одни и те же новообразования: “исходчивый”, “переходчивый”, “сходчивый”, “заходчивый”, “непроходчивый” – приходят в голову одновременно разным лицам и создают для себя разные речевые контексты (все вышеприведенные сообщения, а их около 75, поступили на адрес передачи с 10.15 до 10.30 утра, в течение 15 минут, а некоторые – в пределах одной минуты, причем поступающие тексты не зачитывались по радио). Отсюда следует, что дело не в личной изобретательности. Индивидуальная изобретательность проявляется в разности тех контекстов, речевых примеров, куда помещается данное слово, но само слово, как платоновская идея, существует объективно в системе языка, потому-то разные индивиды и могут приходить к нему одновременно и независимо друг


Адрес методобъединения: metod_ob_inyaz@mail.ru
 
АдминДата: Суббота, 23.02.2013, 10:11 | Сообщение # 3
Легенда форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 5150
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Структура языка.

Самым замечательным свойством структуры языка является возможность конструировать бесконечное число средств общения (предложений) из конечного запаса элементов (слов). За пределами языка каждое символическое средство коммуникации – сигнал горна, дорожный знак, республиканский слон – представляют собой изолированный случай. Однако при обучении своему родному языку никому не приходится заучивать одно за другим предложения языка. Вместо этого потенциально бесконечное разнообразие предложений конструируется в соответствии с правилами, определяющими возможности сочетания слов в составе предложения. Существуют два вида правил. Синтаксические правила определяют, какие комбинации единиц являются допустимыми. Так, для английского языка комбинация Артикль + Имя + Непереходный глагол дает приемлемое предложение (например, The boy fell «Мальчик упал»), а комбинация Глагол + Имя + Артикль + Предлог – нет (например, Ran boy the on). Семантические правила определяют, каким образом значение более сложной конструкции (синтаксической группы или предложения) выводится из значений и организации (синтаксиса) составляющих ее слов. Семантическая структура языка необычайно сложна. Приведем два примера, чтобы проиллюстрировать, что здесь имеется в виду. Во-первых, значение предложения может зависеть от порядка слов: ср. предложения John hit Jim «Джон ударил Джима» и Jim hit John «Джим ударил Джона» (в английском различие только в порядке слов). Во-вторых, неоднозначность может возникать в результате того, что составляющие в синтаксической группе по-разному взаимодействуют между собой, например, copper kettle «медный котел» – это котел, сделанный из меди, тогда как copper mine «медный рудник» – это не рудник, сделанный из меди, а место, где добывают медь.

Сложная и одновременно системная природа языка наглядно проявляется и в элементах меньших, чем синтаксические единицы, и даже меньших, чем слова. Слова сами по себе имеют сложное устройство, и этому устройству присуща определенная регулярность. Многие слова состоят из нескольких значимых единиц – морфем, значения которых соединяются по определенным правилам в значении слова. Так, например, морфема прошедшего времени -ed в английском языке будет модифицировать значение любой глагольной морфемы, к которой она присоединяется. Суффикс -en в английском преобразует прилагательные в глаголы: от прилагательного cheap «дешевый» образуется глагол to cheapen, что означает «удешевлять»; от прилагательного worse «худший (сравнительная степень)» – глагол to worsen «ухудшать» и т.д. Морфема является мельчайшим значимым элементом языка. Сами морфемы состоят из элементов звуковой системы языка – фонем, которые на письме передаются, хотя и не полностью последовательно, в виде букв. Семантических правил, которые определяли бы построение морфем из фонем, не существует, поскольку последние не имеют значения. Однако в каждом языке имеются общие принципы, определяющие, какие комбинации фонем возможны, а какие – нет (своего рода синтаксис). В английском языке, например, «fgl» не является допустимой последовательностью, тогда как многие комбинации, например «faba», вполне возможны с точки зрения фонологии этого языка (хотя не являются словами, т.е. не имеют значения).

Язык, таким образом, демонстрирует иерархическую организацию, в которой единицы каждого уровня, кроме самого низшего, складываются в соответствии с определенными регулярными моделями из единиц более низкого уровня. Конкретные разделы лингвистики изучают разные уровни этой иерархии и взаимодействия этих уровней между собой. Фонология изучает элементарные звуки языка и их комбинации. Морфология – это учение о морфемах языка и их сочетаемости. Синтаксис изучает формирование словосочетаний (синтаксических групп) и предложений. Семантика призвана иметь дело со значениями морфем и слов и различными способами построения значений более крупных единиц из значений единиц более мелких.

Не существует единого мнения о том, как именно следует представлять структуру языка. Предлагаемый здесь способ представления является одним из наиболее простых; многие специалисты полагают, что необходимы более сложные способы представления. Однако, каковы бы ни были детали тех или иных описаний, лингвисты сходятся на том, что язык представляет собой комплексную систему, организованную таким образом, что, овладев некоторым обозримым множеством элементов и правилами их сочетания, человек приобретает способность производить и понимать неограниченное количество конкретных сообщений. Именно эта гибкость обеспечивает языку то исключительное положение, которое он занимает среди других средств общения.

Обычно языковеды ограничивают свое внимание звуковым языком и, более конкретно, звуками, порождаемыми человеческим голосовым аппаратом. В принципе, однако, такое ограничение не является обязательным. Организация, подобная той, которая была только что описана, может быть присуща используемым для целей общения системам визуальных знаков, дымовых сигналов, щелкающих звуков и любых других воспринимаемых явлений. Соответствующие возможности эксплуатируются как в письменном языке, так и в сигналах семафора. Важно, тем не менее, то обстоятельство, что все существующие языки либо состоят из производимых голосом звуков, либо производны от звукового языка. Письменный язык лучше считать системой для записи звукового языка, чем особым самостоятельным языком. В ходе развития как общества, так и индивида, сперва появляется звуковой язык, а письмо возникает позднее – как средство для сохранения языковых сообщений. Грамотные люди часто совершают ошибку, сокрушаясь по поводу непоследовательностей в произношении написанных слов, вместо того чтобы сетовать относительно непоследовательности и несовершенства письменной фиксации слов звучащих. См. также СИНТАКСИС; СЕМАНТИКА; СЛОВО; МОРФОЛОГИЯ.


Адрес методобъединения: metod_ob_inyaz@mail.ru
 
Форум » Сопутствующие области знаний » Страноведение, лингвистика и другие языковые науки » В чем разница между структурой и системностью языка?
Страница 1 из 11
Поиск:


bresttheatre.com Рейтинг сайтов Наука / Образование

Copyright MyCorp © 2017